Меню
12+

«Весьегонская жизнь», общественно-политическая газета Весьегонского муниципального округа Тверской области

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Александр Тодорский - основатель газеты

2 июня 2023 года газете «Весьегонская жизнь» исполняется 105 лет. За это время она неоднократно меняла свои названия, ее закрывали и вновь воссоздавали. Сегодня мы хотим рассказать читателю о первом редакторе, инициаторе создания газеты в далеком 1918 году — Александре Ивановиче Тодорском, и, конечно, о том, как стали выходить первые номера нашего периодического печатного издания, носившего тогда название «Известия Весьегонского уездного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов».

Советский военный деятель, генерал-лейтенант, писатель и журналист Александр Иванович Тодорский (8 сентября 1894, с. Деледино, Тверская губерния — 27 августа 1965, Москва) был сыном священника и сельской учительницы. По окончании Краснохолмского духовного училища поступил в Тверскую духовную семинарию, где учился в 1910—1912 годах, из которой затем ушёл. Позже учился на Высших коммерческих курсах (Петербург).

Сразу после начала первой мировой войны, 7 августа 1914 года, он добровольцем поступил на службу в Русскую императорскую армию и зачислен в Свирский 295-й пехотный полк. 11 октября был направлен на учёбу в Ораниенбаумскую школу прапорщиков, которую окончил в январе 1915 года. Воевал в действующей армии в составе 24-го Сибирского стрелкового полка (6-я Сибирская стрелковая дивизия, 5-й Сибирский армейский корпус) сначала младшим офицером роты, а с начала июня 1915 года — начальником полковой сапёрной команды. В боях многократно проявлял храбрость, пользовался большим уважением среди солдат. За два года пребывания на фронте награждён шестью боевыми орденами и трижды производился вне срока в следующие чины «за отличия». Был ранен в бою 2 июня 1916 года на Юго-западном фронте, после излечения с сентября этого года назначен командиром роты. В числе его наград за это время были: орден Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» (16.06.1915); орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом (17.09.1916); орден Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом (14.02.1917); орден Святой Анны 2-й степени с мечами (16.07.1916); орден Святого Станислава 2-й степени с мечами (27.02.1916); орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом (4.01.1917). Имел следующие воинские звания в русской армии: с 10 января 1915 года — прапорщик, с марта 1916 года -подпоручик, с апреля 1916 года — поручик, с сентября 1916 года — штабс-капитан, летом 1917 года произведён в чин капитана.

После Февральской революции избран председателем полкового комитета, с ноября 1917 года — командиром 5-го Сибирского армейского корпуса.

После демобилизации в апреле 1918 года вернулся на свою родину в Весьегонск.

22 мая 1918 года уездный исполком слушал заявление А.И. Тодорского об издании уездной газеты «Весьегонский вестник» под его редактированием. До этого эпизода, попытка издания газеты в Весьегонске уже была. Так, в марте 1917 года печатался «беспартийный орган общественной мысли» — «Весьегонский гражданин». Известно, что после установления советской власти в Весьегонском уезде (28 января 1918 года), «Весьегонский гражданин» больше не издавался. Александр Иванович довольно критично оценивал эту первую в Весьегонске газету в своей книге «Год – с винтовкой и плугом»: «Прежде всего, скажем, что «беспартийный орган общественной мысли», как называл себя «Весьегонский гражданин», издавался на средства, собираемые подпиской на паи, а по содержанию газеты мы смело можем заключить, что пайщиками состоят уж во всяком случае не бедняки и рядовые крестьяне, а их превосходительства, степенства и высокоблагословенные». В свою очередь уездный исполком разрешил А.И. Тодорскому издавать газету под названием «Известия Весьегонского уездного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов». Для оборудования редакции выделили 500 рублей. Итак, А.И. Тодорский активно включился в процесс революционного строительства нового советского общества. Анализируя это событие, может возникнуть вопрос о причинах изменения политических взглядов Александра Ивановича и его перехода на сторону революции, ведь в начале первой мировой войны он лояльно относился к существовавшему в то время политическому режиму самодержавной власти. Исследователь А.А. Чернобаев в своей работе «Человек на войне: эволюция общественно–политических взглядов на примере биографии А.И. Тодорского» пишет следующее: «На войне люди мужают быстро. Под влиянием неимоверно тяжелых условий фронтовой жизни, горечи поражений, гибели боевых товарищей в мировоззрении Тодорского происходят глубокие изменения. Великая трагедия мировой войны, на многое открывшая ему глаза, стала и его личной трагедией. Об этом убедительно свидетельствуют документы Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), позволяющего проследить боевой путь Тодорского в годы первой мировой войны. (…) После свержения самодержавия политическая ситуация еще более накалилась. Тодорский оказался среди немногочисленной части офицерства, примкнувшей к революции. Решающую роль в этом сыграла его близость к солдатским массам, бесправное положение которых его глубоко возмущало».

Вернемся к событиям мая 1918 года. Одним из первых мероприятий, направленных на создание местной прессы, было оборудование типографии. Маленькая Весьегонская типография, доставшаяся в «наследство» от городской думы, не могла стать базой для печатания газет, многочисленных брошюр, листовок и воззваний советской власти. Весьегонский уисполком поручил работу по оборудованию типографии члену исполкома И.Е. Мокину, поскольку он некоторое время работал в Петрограде переплетчиком, немного знал типографское дело. Его командировали в Петроград с заданием достать оборудование для типографии. У Ивана Ефремовича Мокина там был хороший знакомый – М.П. Ефремов, член военно-революционного Совета, с которым он вместе учился на курсах Лиговского народного дома.

Очень оперативно действовали руководители Весьегонского уезда. Прошло немного времени, и оборудование было получено. А в начале навигации на пароходе достав-лены в Весьегонск типографские машины и 40 пудов шрифта. Стараниями Тодорского старая типография, ютившаяся где-то на задворках, бы-ла переведена в просторный светлый дом. Здесь хорошо разместились печатный и наборный цеха, пере-плетная мастерская. Во время подавления крестьянского волнения в Чамеровской волости в июне 1918 года у одного владельца были отобраны десять пудов шрифта, печатные машины («американка» и «бостонка»). Все это позволило выполнить большой объем типографских работ. В немалой степени этому способствовало то, что номера первых весьегонских газет набирал в 1918-1919 г.г. Адольф Фридрихович Адлер, бывший наборщик академической типогра-фии в Санкт-Петербурге, обрусевший эстонец. Он же обучал наборному делу и первых учеников, среди ко-торых был И.П. Поваренков. В 1918- 1921 г.г. в типографии работали наборщики М. Беляев, И. Федянов, Д. Смирнов, А. Тябин, Н. Шункин, Ф. Кудрявцев, А. Шемякин, И. Решетов, А. Адлер и другие; печатниками — А. Пантин, Н. Яковлев, В. Клюшин, А. Ежов, Туманов; переплетчик И. Горшков. Типография за один неполный 1918 год, кроме газет, напечатала около 100 тысяч экземпляров различных книг и брошюр.

2 июня 1918 года весьегонцы получили первый номер газеты «Известия Весьегонского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов», отпечатанный в местной типографии. Она выходила раз в пятидневку на четырех полосах. Всего в 1918 году вышло 28 номеров. Через два месяца в августе 1918 года вышел первый номер газеты уездного комитета партии «Красный Весьегонск». Редактировал ее, как и «Известия Весьегонского Совета», А.И. Тодорский. До 1921 года вышло 200 номеров «Красного Весьегонска». Итак, А.И. Тодорский с радостью и большим энтузиазмом принялся в Весьегонске за новое дело. Он проявил себя не только талантливым журналистом, прекрасным издателем, но и активным пропагандистом новых коммунистических начал жизни, прирожденным публицистом – агитатором. Доверие со стороны советской власти пришло к А.И. Тодорскому не сразу. Более того, над ним висела вполне реальная угроза расстрела. Так, в апреле, еще до приема его на работу, председатель уисполкома Г.Т. Степанов созвал совещание, как поступить с «сыном священника, капитаном царской армии…И вынесли товарищи из уисполкома такое решение: «Если этот выходец из мелкобуржуазной среды пришел к нам с нечистыми намерениями, мы всегда успеем его расстрелять; попробуем его на самой неотложной работе…».

А.И. Тодорский стал автором первой, изданной в РСФСР в 1918 году книги «Год – с винтовкой и плугом». Она очень заинтересовала В.И. Ленина, и он оставил ее в своей кремлевской библиотеке. «Товарищ Сосновский, редактор «Бедноты», принес мне замечательную книгу. С ней надо познакомить как можно большее число рабочих и крестьян. Из нее надо извлечь серьезнейшие уроки по самым важным вопросам социалистического строительства, превосходно поясненные живыми примерами. Это — книга товарища Александра Тодорского: «Год — с винтовкой и плугом», изданная в городке Весьегонске тамошним уездным исполкомом по поводу годовщины Октябрьской революции», — написал В.И. Ленин в своей статье «Маленькая картинка для выяснения больших вопросов».

Семь раз ссылался руководитель Советского государства на «Весьегонский образец» социалистического строительства, в том числе и в политическом отчете ЦК РКП (б) XI съезду партии 27 марта 1922 года.

16 апреля 1919 года А.И. Тодорский назначается ответственным редактором «Известий Тверского Гу- бернского исполнительного коми-тета». Сообщение о решении губ- кома партии было опубликовано в газете «Красный Весьегонск». Оно завершилось словами: «Местная организация коммунистов и уездный исполком, отпуская тов. Тодорского, знают, что неутомимый, честный и дельный партийный работник будет полезен на новом, еще более ответственном посту».

Но в Твери А.И. Тодорский проработал недолго, всего лишь около месяца. 15 мая 1919 года он вновь был назначен редактором «Красного Весьегонска» и кооптирован в члены Весьегонского уисполкома. 10 августа опубликована его последняя статья перед отъездом на Южный фронт. Только через 40 лет ему снова удалось побывать в Весьегонске.

В РККА Александр Иванович пошел служить добровольно в августе 1919 года. В Гражданскую войну занимал должности: помощник начальника штаба 39-й стрелковой дивизии по оперативной части, командир 2-й бригады 38-й стрелковой дивизии, 1-й бригады 20-й стрелковой дивизии, начальник 32-й стрелковой дивизии.

В октябре 1920 года в Дагестане мятежники захватили крепость Бот-лих и окружили Гуниб. На ликвидацию мятежа была направлена 32-я стрелковая дивизия под командованием А.И. Тодорского с приданными ей частями. Об этих боях Тодорский позже писал:

«Ленинская доблесть отличала всех наших бойцов. Подвиги носили массовый характер. Впереди всегда были коммунисты и комсомольцы, за ними беззаветно шла вся масса бойцов». «Правда», 22 февраля 1958 года.

По рекомендации Орджоникидзе в 1923 году Тодорский был направлен в Туркестан — на борьбу с басмачами. Был назначен командующим и членом РВС войск Ферганской области. В короткое время порядок был восстановлен. В августе 1924 года военные действия в целом победоносно завершились, и Тодорский получил разрешение на отъезд в Москву для поступления в Военную академию РККА, возглавляемую М. Фрунзе.

В 1927 году окончил Академию и был назначен командиром 5-го стрелкового корпуса (расквартированного под Бобруйском). Делегат XV съезда ВКП(б) с совещательным голосом. Прошёл обучение в военно-учебных заведениях рейхсвера в Германии в конце 1920-х годов.

В 1933—36 годах — начальник и комиссар Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского. Получил в эти годы звание «комкор». Награждён 25 мая 1936 г. орденом «Красная Звезда» за «выдающиеся личные успехи по овладению боевой авиационной техникой и умелое руководство боевой и политической подготовкой военно-воздушных сил РККА».

В 1938 году А.И. Тодорский был репрессирован. Санкция на его арест была дана 16 сентября 1938 года Ежовым и Берия. Арестовали Александра Ивановича 19 сентября 1938 года. Его обвинили в том, что он был участником антисоветского и террористического заговора, занимался вредительством, направленным к подрыву оборонной мощи ВВС. Первый допрос прошел 23 сентября, тогда же было предъявлено Тодорскому и первое обвинение — по пункту 1 «б» 58-й статьи УК РСФСР. Ему грозил расстрел с конфискацией имущества. На Лубянке во внутренней тюрьме НКВД Тодорский пробыл недолго. Затем его, как не признающего вину и не дающего нужные показания, отправили на несколько месяцев в Лефортовскую тюрьму, где продолжили выбивание показаний. На допросе 2 февраля 1938 года он заявил: «Я ложно показал, что являюсь участником антисоветского военного заговора с ноября 1932 г. и что якобы меня именно в это время завербовал в заговор бывший начальник ГУРККА Фельдман. Фактически же я в это время был в командировке в Монголии и на Дальнем Востоке». Там же, в Лефортово, в мае состоялся 15-минутный суд над ним, признавший Тодорского виновным по ст.ст.58-7, 11 и 17-58-8 (участие в заговоре, вербовка для него членов и вредительство в Военно-воздушной академии и УВВУЗе).

4 мая 1939 года А.И. Тодорский приговорён Военной Коллегией Верховного Суда СССР к 15 годам лагерей с последующим поражением в правах на 5 лет, лишению звания комкора и конфискации имущества. Во время заседания Коллегии вину свою отрицал. Отбывал срок в Ухто-Ижемском лагере, Тайшете, Енисейске и других местах. Сменил много «профессий»: работал младшим санитаром в пересыльном бараке лагерной больницы, был ответственным за выдачу белья в бане, чернорабочим, слесарем на судоверфи, сторожем, счетоводом. В октябре 1939 написал прошение на имя маршала Ворошилова (из Ухтижмлага) с просьбой возвратить его в ряды РККА, но безрезультатно.

Как сам А.И. Тодорский оценивал произошедшую с ним трагедию? Что он говорил о репрессиях? На последний вопрос ответил советский разведчик А.М. Гуревич, хорошо знавший Тодорского:

«Он считал их чудовищной ошибкой. Но будучи ближайшим другом и соратником М.Н. Тухачевского, понимал, что его они обойти не могли».

Некоторые авторы писали, что А.И. Тодорский выжил в лагере благодаря своему умению приспосабливаться.

Отвечает А.М. Гуревич: «Это не так. Мы встречались с ним еще в Воркуте. И я хочу с полной ответственностью сказать: он пользовался колоссальным авторитетом как среди заключенных, так и среди администрации лагеря. Кстати, в Воркуте он был начальником пошивной мастерской».

Полностью отбыв лагерный срок, направлен в ссылку в Красноярский край (прибыл 3 июня 1953 г.).

Определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 19 марта 1955 года приговор в отношении него был отменён за отсутствием состава преступления. 11 апреля 1955 года А.И. Тодорский был вызван в Красноярск, где ему вручили справку о реабилитации, после чего он сразу вылетел в Москву. Решением Комиссии партийного контроля при ЦК КПСС от 22 апреля 1955 года он был восстановлен в партии. Также был восстановлен в Советской армии с присвоением звания генерал-лейтенанта, восстановлен в правах на награды указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1955 г. В 1955 году вышел в отставку в звании генерал-лейтенанта.

Летом 1956 года работал в так называемой «комиссии Шверника», проводил освобождение и реабилитацию заключённых, в частности, в Степлаге (Казахская ССР), где среди многих освободил и Бориса Бурковского. Тодорский вспоминал: «…Подумать только: семнадцать лет был отвергнутым, вычеркнутым из жизни, и вот — на совещании в ЦК, в генеральской форме, и… член комиссии Президиума Верховного Совета СССР по разбору дел заключенных Степного лагеря… Приехал я в Джезказган. Тут и рудники, и медеплавильный комбинат, заводы… Одним словом, город большого труда. Нашу комиссию возглавлял секретарь ЦК Казахстана. Были в комиссии и секретарь Карагандинского обкома, председатель Павлоградского облисполкома, от союзной прокуратуры… семь человек, короче говоря. Но когда заключенные узнали, что в комиссии ещё и генерал, который сам год тому назад освободился,… ходили как на слона смотреть. Теперь уже, дескать, все по справедливости будет…

Освободили мы в этом лагере три четверти состава заключенных… За три месяца только одна наша комиссия воскресила из мертвых тысячи людей!..»

В 1966 году именем Тодорского названа улица в Весьегонске, а в 1983-м — в Твери.

Александр Иванович не терял связь со своей малой родиной – Весьегонском. В 1959 году он посетил наш край. За две недели земляк выступил перед партийно-хозяйственным активом района, работниками предприятий, школ города, участниками читательской конференции по книге «Год – с винтовкой и плугом». «Должен сознаться, что, может быть, за всю свою жизнь не слышал более захватывающего, интересного выступления, — вспоминает академик Г.А. Арбатов, участник этой встречи. — Зал временами замирал, временами вместе с ним смеялся, а временами и плакал – да, да, включая таких закаленных, задубелых мужчин, что они и сами этому поначалу не верили. Впрочем, и жизнь у Александра Ивановича была такой, что оправдывала самые бурные эмоции – здесь были и взлеты, и часы триумфа, и трагедии, хуже которых может быть только смерть». Дружбу с земляками Тодорский сохранил до последних дней жизни. Скончался он 28 августа 1965 года.

В публикации использованы материалы из сети Интернет, из книги А.И. Кондрашова «Из истории СМИ Весьегонского района», из книги Н.С. Зелова «Александр Тодорский. Воспоминания, статьи, заметки о военном деятеле, публицисте, авторе книги «Год – с винтовкой и плугом».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

37