Меню
12+

«Весьегонская жизнь», общественно-политическая газета Весьегонского муниципального округа Тверской области

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 15 от 14.04.2015 г.

Промахнуться было нельзя

Автор: С. Кондрашов

Фамилия Кузьмин – одна из общеизвестных по всей Руси-России. Это на них, представителях фамилий, уходящих в глубь родовых корней, держалась и держится страна: 

крестьянах – пахарях, рабочем люде, интеллигенции и … солдатах – воинах, кто «не щадя живота своего» защищал свою землю и кто готов сейчас, в любую минуту, защитить ее от врага. О человеке, достойном своей фамилии, мы и поведем речь сегодня.

Как сказано в одном из номеров «Ленинского завета» в 1985 году, …«Среди тысяч славных советских артиллеристов был и храбрый воин из Весьегонска Алексей Александрович Кузьмин ( 2 октября 1905г., 2 января 1984 г. прим. редакции). Много невзгод и лишений вынес он за четыре долгих военных года, всю войну прошел «от звонка до звонка». В дуэлях с фашистскими артиллеристами, под огнем танковых пушек или под бомбовыми ударами немецких пикировщиков порой чудом оставался живым». «Помню как провожали его на войну, как пришло на проводы много народа, — вспоминает дочь Алексея Александровича Мария Алексеевна Трошкина – Вернулся он в 1945 году в мае месяце. После войны долгое время болел. Давали о себе знать старые раны». Да, многое довелось испытать старшине Кузьмину. «Не раз падал наземь контуженный и недвижимый и снова возвращался в свою батарею. Крепок оказался русский солдат!», — пишет о нем в своей книге «Весьегонск. Вехи истории» Б.Ф. Купцов. Об одном из бесчисленных, пройденных боев поведал когда-то русский солдат , Алексей Кузьмин, краеведу и фронтовику Борису Федоровичу Купцову. Наверное, этот бой был самый ожесточенный и страшный в его военных походах и потому так отчетливо, в каждой мельчайшей детали, когда и время течет по-иному, запомнился артиллеристу Кузьмину.

Бой происходил в двух километрах юго-восточнее Великих лук осенью 1942 года. Здесь и встретил немецкую танковую армаду со своим 45-миллиметровым орудием расчет сержанта Алексея Кузьмина. «…Головной танк был уже в двухстах метрах от артиллеристов. Исход боя решали секунды. Не остановишь танк – всем придется лежать на этой сырой, холодной земле. Огнем и гусеницами танк раздавит, разнесет эту «сорокопятку» с ее расчетом. А следом появятся и другие вражеские машины, и вряд ли их успеют уничтожить орудия подходящей третьей батареи и редкая цепь пехотинцев. Да, промахнуться было нельзя, и командир орудия Кузьмин сам рванулся к прицелу. Он знал: лучше него в расчете никто не справится с наводкой. Как – никак за его плечами были и три года службы в зенитной артиллерии в конце 30-х годов, и финская война, когда он, командир полковой пушки, вместе с другими прогрызал линию Маннергейма, и бессонные ночи зенитчика, защищавшего небо Москвы в тяжелом 1941 г., и схватки с немецкими танками на Волоколамском шоссе. Да и теперь столица была не так уж далека. Выстрел! Но бронебойный снаряд лишь чиркнул по лобовой броне танка, высек сноп искр и, срикошетив, ушел в туманную высоту.

– Подкалиберный! – скомандовал Кузьмин.

Побледневший заряжающий толчком послал снаряд в открытый казенник…Выстрел! И бронированная смерть остановилась совсем рядом, в полусотне метров. Из щелей танка сначала рванулись клубы черного дыма, а потом – рваное пламя», — читаем в книге Б.Ф. Купцова. Выиграл тот бой Кузьмин, победил фашистского зверя! А впереди ждал боевой путь, наполненный бесчисленными лишениями и ежеминутной смертельной опасностью. Участвовал и в освобождении городов Холм, Витебск, Минск. Воевал в составе 1-го Прибалтийского, 3-го Белорусского, 1-го Украинского, 1-го Белорусского фронтов. Принимал участие и во взятии Берлина. Трижды раненый и контуженный, за ратные подвиги, героизм и мужество был награжден орденами Славы II и III степени, двумя орденами Красной Звезды, многими медалями и благодарностями Верховного командования.

После окончания войны вернулся Алексей Александрович в свой родной хутор Спас-Реня. Стал работать председателем колхоза имени Кирова, потом из-за затопления территории вынужден с семьей переехать в Весьегонск. Здесь трудился в военкомате кучером, возил работников на лошади, потом перешел в лесное хозяйство. Не гнушался никакой работой. Одним словом, прожил честную жизнь труженика, созидателя и солдата. И люди помнят о его заслугах. Именно Алексею Александровичу оказали высокую честь — зажечь Огонь вечной славы у памятника воинам –весьегонцам во время его торжественного открытия 9 мая 1975 года.

Рассказывая эту историю о своем отце, Мария Алексеевна очень сожалеет, что у нее не осталось ни наград ни фотографий. Так получилось, что все досталось племяннице. Поэтому бережно хранит она книгу Бориса Федоровича – друга отца, и его статью в «Ленинском завете»…

Кстати, другой Кузьмин – Степан Алексеевич – кавалер Славы трех степеней, тоже прошагавший всю войну «от звонка до звонка» — земляк Алексея Александровича (их дома стояли недалеко друг от друга), по словам Марии Алексеевны, доводится ему дальним родственником. Вот таких героев, прославивших Весьегонских край и воскресивших славу непобедимых Суворовских чудо-богатырей рождала Весьегонская земля!

Мы должны сохранить в наших сердцах светлую о них память.

С. Кондрашов

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

191