Меню
12+

«Весьегонская жизнь», общественно-политическая газета Весьегонского муниципального округа Тверской области

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 18 от 05.05.2015 г.

Погиб под Кенигсбергом...

Автор: Г. Полубедов

В редакцию нашей газеты поступило письмо из г. Пятигорска от Геннадия Владимировича Полубедова.

Он занимается установлением имен погибших в годы Великой Отечественной войны офицеров и солдат, увековечиванием их памяти. В своем письме Геннадий Владимирович рассказал о трагической судьбе нашего земляка, погибшего на фронте в 1945 году. Публикуем этот материал с благодарностью автору и ждем откликов читателей.

Лейтенант Барков Андрей Федорович. Найти бы сейчас тех, кто хоть что-то знает о нем …

Стираются из памяти лица, события минувших лет. В прошлое уходят страшные годы Великой Отечественной войны. Страна не должна забывать тех, кто ценой своей жизни отстоял свободу.

Семьдесят лет назад, в марте 1945 года, 10-й отдельный штрафной батальон 3-го Белорусского фронта вместе с частями 5-й армии совершил прорыв за линию имперской автомагистрали Кенигсберг – Берлин и в тяжелых трехдневных боях овладел важным укрепленным пунктом вражеской обороны поселком Конрадсвальде. Тем самым предотвращались прорывы немецких дивизий, попавших в «хейльсбергский» котел, в недалекий Кенигсберг, также окруженный нашими войсками. В те дни в Конрадсвальде, рядом с ним и на полях близ шоссе появились братские могилы бойцов и командиров 184-й, 157-й и 159-й стрелковых дивизий и приданных им частей.

Много лет подряд, выезжая в отпуск в Калининградскую область, искал я по старым трофейным и советским картам безвестный фольварк Грюнлинде, указанный в документах Центрального архива Минобороны России как место захоронения дяди, капитана Красной Армии. В районе, где проходила та боевая операция, работали поисковики отряда «Совесть» с его командиром Русланом Хисамовым. Подключился со своим отрядом «Русичи» Сергей Сушин, делавший топографические привязки на местности. Но найти братское захоронение штрафников пока не удается.

Первый бой в той войне мой дядя принял на третий ее день в Белоруссии молодым лейтенантом и командиром пулеметного взвода. А в феврале 45-го заместитель командира стрелкового батальона капитан А.И. Каплин по какой-то причине попал в штрафбат. Продержался в нем всего-навсего одиннадцать дней и 2 марта погиб в бою за Конрадсвальде. В том же бою погиб и похоронен вместе с ним и еще 10 офицерами-штрафниками лейтенант А.Ф. Барков из Калининской области.

Весь послужной список Баркова не выяснял, но его можно узнать родственникам, как, впрочем, и ознакомиться с личным делом офицера, которое должно сохраниться в ЦАМО РФ в г. Подольске.

18-летний Андрей Барков призван в армию Максатихинским райвоенкоматом Калининской области в ноябре 41-го. В 1945 году он в звании лейтенанта был командиром взвода ав-томатчиков в 51-м гвардейском стрелковом полку 18-й гвардейской стрелковой дивизии. Эта дивизия была соседней с 31-й гвардейской дивизией дяди и с конца января вела бои у южной окраины столицы Восточной Пруссии.

По какой причине оказался Барков в офицерском штрафбате, неизвестно. Из 12 штрафников, погибших в начале марта и похороненных в той братской могиле, только на двоих нашлись сведения об осуждении военными трибуналами. Комбат капитан Астафьев не смог своим батальоном взять высоту: прислали плохо обученное пополнение из Закавказья, часть людей не поднялась в атаку. Младший лейтенант Бабенко после училища, ожидая в офицерском резерве фронта назначения на должность, повздорил с сослуживцем и потом учинил драку. Наверное, остальные были направлены в штрафбат отбывать наказание за разные проступки не в уголовном, а в дисциплинарном порядке. Ведь такая практика существовала: право издавать приказы о направлении допустивших должностные и воинские проступки в штрафные части предоставлялось командирам дивизий и войсковых структур более высокого ранга.

В Книге памяти Тверской области (том 2) значится: «Барков Андрей Федорович, род. 1923, с. Кесьма. Погиб 2 марта 1945. Похоронен г. Грюнленд Калининградской области». Запись о нем есть также в Книге памяти Калининградской области (том 12), где сообщается о захоронении Баркова в п. Зорино Гвардейского района.

Что же представлял из себя отдельный штрафной батальон, в который был отправлен воевать Андрей Барков?

Совсем не то, что показано в известном телесериале «Штрафбат». Созданный еще в отсутствие публикаций с воспоминаниями ветеранов штрафных частей – самих штрафников и тех, кто ими командовал – фильм, сам по себе очень интересный, с замечательными актерами, грешит многими неточностями, неправдой или, по оценкам тех же ветеранов, злонамеренной ложью.

Тема эта безмерна, а ищущий да обрящет, был бы интерес! Несколько лет я в переписке с генерал-майором в отставке А.В. Пыльцыным, который во время войны был офицером постоянного состава в штрафном батальоне на 1-м Белорусском фронте и дошел с ним до Берлина. Его книга «Правда о штрафбатах», развенчавшая сочиненные некоторыми «историками» мифы, издавалась несколько раз. А к 70-летию Победы выходит в свет новая книга 92-летнего ветерана.

Говоря не очень пространно, штрафные части являлись военно-пенитенциарными структурами Красной Армии, здесь провинившиеся военнослужащие смывали вину кровью. Командовали же ими лучшие из лучших офицеры и сержанты.

Дата рождения штрафных подразделений – июль 1942 года, когда появился приказ, известный как «Ни шагу назад!». За весь период войны штрафниками, как гласят архивные документы, являлись 1,24 процента от числа всех военнослужащих, находившихся в этот период в Вооруженных Силах СССР.

К началу боевой операции у автомагистрали, называемой ныне местными жителями «берлинкой», и стоявшего за ним Конрадсвальде 10-й ошб (отдельный штрафной батальон), при штатной численности 800 человек, имел переменного состава (штрафников) 157 человек, а постоянного состава – 41 офицер и 128 сержантов и рядовых (а еще состояли на фуражном довольствии 42 обозные лошади). В боях этих дней погибли 12 штрафников, 43 были освобождены по ранению, а еще се¬меро досрочно. Кстати сказать, сильно поредевший в предшествующих боях 262-й стрелковый полк 184-й дивизии, с которым штрафной батальон в ночь на 1 марта с боем пересек «берлинскую» магистраль, имел не намного больше людей, чем было тогда в 10-м ошб.

... Архивные документы сохранили запись только об одном для Баркова родном человеке. 9 марта 1945 г. командир 10-го ошб гвардии майор Довженко и начальник штаба батальона гвардии капитан Нехаев подписали извещение № 0262 в Овинищенский РВК, в котором предлагалось сообщить матери Барковой Степаниде Денисовне, проживавшей в п. Кесьма, о гибели сына. В приказе Главного управления кадров Наркомата обороны от 2 июня 1945 г. об исключении погибших офицеров из списков Красной Армии он значится в восстановленном звании лейтенанта и командира взвода. Родственникам, если они находились на его иждивении, полагалась пенсия, назначаемая из расчета денежного довольствия до направления в штрафбат.

Данные о захоронении А.Ф. Баркова в поселке Зорино ошибочны. Я посещал зоринский мемориал, его имени там нет. Правда, здесь увековечены имена того же Астафьева и еще трех из 12 погибших бойцов, которых в начале марта похоронили в братской могиле. Причиной ошибки является путаница в послевоенных документах о захоронениях и перезахоронениях на территории области. Фольварк Грюнлинде, в котором их похоронили, находился в километре от места гибели в тылу за автомагистралью. А возле поселка Зорино, отстоящего от того Грюнлинде на полсотни километров, где фронт проходил еще в январе и где действовала совсем другая армия, был фольварк с тем же названием. В отличие от «нашего», стертого в ходе боев с лица земли, от которого осталась лишь поляна с огромной зеленой липой (по-немецки «грюне линде»), этот Грюнлинде сохранился и теперь называется Ершово. Он-то и значится в справочниках о послевоенных переименованиях населенных пунктов области.

Уже найдены родственники четырех человек, похороненных в братской могиле, а также потомки двух офицеров постоянного состава, выбывших в те дни марта по ранению, – командира взвода лейтенанта Я.И. Синеглазова из Челябинска и младшего лейтенанта Н.Е. Каменских из нынешнего Пермского края. Николай Каменских на период операции у Конрадсвальде был назначен начальником похоронной команды, и вместе с приданными бойцами именно он похоронил погибших офицеров-штрафников в братской могиле.

7 мая 2014 года в месте прорыва через «берлинскую» автомагистраль в 20 километрах юго-западнее Калининграда поисковиками отряда «Русичи» установлен сооруженный на свои средства памятник штрафникам, пробившимся здесь через имперский автобан. На мраморной плите начертано: «На этом поле в 1945 году геройски сражались и пали смертью храбрых воины 10 отдельного штрафного батальона, 128 и 129 штрафных рот Красной Армии. Вечная слава подвигу. Вы победили!».

Геннадий Полубедов, г. Пятигорск

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

445