Меню
12+

«Весьегонская жизнь», общественно-политическая газета Весьегонского муниципального округа Тверской области

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Невский пятачок»

(Продолжение. Начало в №№ 21- 23)

«Невский пятачок»! Среди защитников Ленинграда вы не найдете человека, который не знал бы грозного смысла этих двух ласковых слов. «Невский пятачок» — это тот страшный плацдарм на левом берегу Невы, в районе деревни Арбузова и Московской Дубровки, ширина которого составляла не более 4 километров, а глубина — метров 800. «Невский пятачок» был густо нашпигован металлом и обильно пропитан кровью. Уже после войны на разных участках «пятачка» откапывали кубометр за кубометром земли, и в каждом из них оказывалось до 10 килограммов пуль, осколков мин, бомб и снарядов. Потому-то здесь не приживались деревья, не росла трава, не цвели цветы.

Ныне «Невский пятачок» уже боль-ше не тревожат. Он остался таким, как есть, навечно, как памятник тем, кто здесь стоял насмерть.

В историю Великой Отечественной и обороны Ленинграда «Невский пятачок» вошел как символ мужества, стойкости и беспримерного подвига воинов Ленинградского фронта и моряков Балтийского флота.

Я побывал на этом огненном плацдарме в конце сентября 1942 года, когда его захватили наши войска уже во второй раз, в дни Синявинской операции, предпринятой войсками Волховского и Ленинградского фронтов с участием моряков Балтийского флота с целью прорыва блокады Ленинграда. И должен сказать, что, будучи свидетелем битв под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге, сражений за Белград, Будапешт и Вену, я видел много полей, усеянных мертвыми телами, но такой массы павших, как на «Невском пятачке», мне больше никогда и нигде не приходилось видеть. На «Невском пятачке» я находился от ночи до ночи, но эти сутки я не забуду до конца своей жизни. А ведь воины Ленинградского фронта и моряки Балтийского флота держа- ли там оборону, в захваченных у противника окопах с брустверами из трупов гитлеровских солдат, не один день, не одни сутки. И полковник С. Н. Борщев, участник битвы за «пятачок», имел, вероятно, все основания сказать: «Каждый день пребывания на Невском плацдарме следовало бы считать равным месяцу, а неделю — году».

«Невский пятачок» простреливался с разных сторон вражеским ружейно-пулеметным огнем. Здесь не было и пяди земли, где бы не рвались мины, бомбы и снаряды. Днем и ночью фашистская артиллерия и минометы наносили огневые удары по левобережному плацдарму и правому берегу Невы, выпуская по 2 тысячи снарядов и мин в час.

Отбив плацдарм на левом берегу Невы первый раз в сентябре 1941 года, наши войска продержались на нем по апрель 1942 года.

Вторично «Невский пятачок» был захвачен войсками Ленинградского фронта и моряками Балтики в конце сентября 1942 года.

После артиллерийской подготовки, при поддержке более ста боевых самолетов части Ленинградского фронта совместно с десантом морских пехотинцев начали форсировать Неву на сравнительно небольшом участке. Им пришлось преодолевать при этом не только водный рубеж, но и очень плотную огневую завесу. Вражеские мины и снаряды крушили лодки и плоты, взрывы выбрасывали из шлюпок людей. И тогда десантники, многие из них уже будучи раненными, подняв над головой оружие, вплавь добирались до левого берега и там завязывали яростные бои. Они уничтожали гитлеровцев гранатами, косили из автоматов, били их прикладами.

Переправившись на тот берег, я был в таком азарте, рассказывал позже ефрейтор Константин Демин, что, когда у меня кончились патроны и гранаты, я перевернул свой автомат и бил им фашистов, как дубинкой.

Широкую известность получил в те дни подвиг мичмана Якова Чугунова. О его героизме, стойкости и мужестве писали в те дни центральные, ленинградские, фронтовые и флотские газеты. При форсировании Невы шлюпка Якова Чугунова была разбита и сам он ранен. Но мичман все же выбрался на левый берег, где уже велся жаркий бой. И там, увидав, что группа наших бойцов осталась без командира, он возглавил ее и вместе с ней отбил атаку немецких автоматчиков, а ночью доставил на правый берег 60 раненых, а обратным рейсом привез на плацдарм 300 ящиков гранат и патронов. На следующий день, имея уже несколько ранений и почти сплошь перевитый бинтами, Яков Чугунов, оберегая от наседавших фашистов блиндаж с ранеными, подготовленными к эвакуации ночью, сумел подбить связками гранат два вражеских танка. Получив при этом еще одно серьезное ранение, мичман Чугунов потерял сознание и очнулся лишь в госпитале, на правом берегу Невы.

М. Платов,

военкор Всесоюзного радио

Из сборника

«Строки, опаленные войной»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

2