Меню
12+

«Весьегонская жизнь», общественно-политическая газета Весьегонского муниципального округа Тверской области

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 42 от 27.10.2020 г.

ГЛАВНЫЙ МАРШАЛ АВИАЦИИ

Автор: В. Воробьев

Павел Фёдорович Жигарев — гордость Тверской земли. В Весьегонске, близ которого он родился, и в Твери, где служил в кавалерийском полку, закончил кавалерийскую школу и куда вернулся через тридцать пять лет начальником академии ПВО, его именем названы улицы.

 И всё же мы очень мало знаем о выдающемся военачальнике, а над многими довлеет сомнительный рассказ генерала Голованова, как Сталин якобы выгнал главкома Жигарева из своего кабинета за дезинформацию.

Нам известно, как Сталин расправлялся с высшим командованием за провинности и упущения, и перевод Жигарева командующим ВВС на Дальний Восток в 1942 году не кажется мне репрессивной мерой: разведка докладывала о резком усилении активности японцев, и, чтобы противостоять им, там нужен был лучший в нашей армии специалист по восточному театру военных действий. Им и был тогда Павел Фёдорович Жигарев, прошедший на командной должности японо-китайскую войну и возглавлявший в конце 1930-х ВВС Отдельной Дальневосточной армии. Историки войны отмечают, что в 1942—1945 годах он очень много сделал на Дальнем Востоке для обучения личного состава на новой авиационной технике, не допуская снижения постоянной боеготовности частей и соединений.

Это доказала война с Японией в августе 1945 года, когда Жигарев блестяще справился со всеми боевыми задачами как командующий 10-й воздушной армией: громя Квантунскую армию и обеспечивая наше продвижение вглубь Маньчжурии, а также отвоёвывая у японцев Сахалин и Курилы. Вспомним, что тот же Сталин назначил Жигарева в 1946 году первым заместителем командующего ВВС СССР, а в 1949 году, перед своим 70-летием, — главнокомандующим ВВС. Ничего себе опала!

Павел Фёдорович родился 19 ноября 1900 года в деревне Бриково Весьегонского района. Мой отец в послевоенные годы был хорошо знаком с отцом маршала Фёдором Даниловичем, не раз ночевал у него в командировках по району и вёл задушевные беседы, неизбежно переключавшиеся на сына. Фёдор Данилович по жизни был строг, но сына хвалил — и за пристрастие сызмальства к труду, и за упорство в учёбе в молодые годы, и за то, что не забывает, приезжает. Но перебираться к нему в Москву отказывался наотрез. Весьегонское начальство, по словам отца, не жаловало визиты маршала: тот щедро поил земляков, и работа в колхозе приостанавливалась на несколько дней.

В авиацию Павел Жигарев перешёл из кавалерии, окончил Ленинградскую военную школу лётчиков-наблюдателей, преподавал, а в 1932 году окончил Военно-воздушную академию РККА имени Н.Е. Жуковского, которой тогда командовал земляк-весьегонец Александр Тодорский. Занимая с 1933 года должность начальника штаба Качинской высшей авиашколы лётчиков, в это же время он и сам окончил её.

В 1937—1938 годах Жигарев находился в командировке в Китае, возглавляя группу советских лётчиков-добровольцев и занимая должность авиационного атташе при нашем посольстве. Он принимал активное участие в боевых действиях на стороне правительственных войск Чан Кайши во время японо-китайской войны, организовывал отражение ударов японской авиации, противовоздушную оборону, обучение китайских лётчиков на советских самолётах. Остановимся на этом подробнее.

Японская авиация имела численное превосходство, а китайская, помимо прочего, представляла собой «музей древностей», формируясь из предельно устаревших европейских и американских моделей самолётов. Китайские лётчики в профессиональном отношении были совершенно беспомощны. Когда начались решающие бои за столицу Китая город Нанкин, из 520 самолетов в строю у китайцев осталось всего 20. Их свели в отдельный отряд и укомплектовали волонтерами, которых возглавил американский летчик Винсент Шмидт. Американцы проводили время в казино, увеселительных заведениях и на кортах, вовсе не желая отдавать жизни за чужую страну.

В Китае находилось тогда несколько советских авиационных групп истребителей и бомбардировщиков — всего около 200 самолётов. Чтобы победить врага, нужно было собрать имеющиеся силы в один кулак и наносить удары на решающих направлениях. П.Ф. Жигарев поступал именно так. На первом же оперативном совещании он подчеркнул, что главная задача — наносить удары по японским коммуникациям, оказывая содействие наземным войскам, бомбить караваны и транспорты противника, уничтожать на аэродромах и авиабазах бомбардировщики, запасы горючего и боеприпасов. Одним словом, нужно было коренным образом изменить воздушную обстановку.

По нестандартному, но продуманному решению Жигарева в апреле 1938 года при отражении налётов японской авиации на базу Ханькоу более 100 наших истребителей были разделены на две группы. Несколько десятков И-15 встретили врага на высоте 4000 метров. Все японские истребители прикрытия завязали с ними встречный бой. В это время сверху на японские бомбардировщики навалились мощные группы советских скоростных истребителей И-16. В этом бою японцы потеряли 36 самолетов, у нас не вернулись на аэродром 2 машины.

Вячеслав Воробьев

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

3