28.11.2017 11:48 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

К вопросу о картографировании Тверской губернии

Автор: Ю. Поясов

Прежде чем нам начать повествование необходимо уточнить сам термин «картография», что это такое?

К вопросу о картографировании Тверской губернии

Название дисциплины мы будем променять не в узком, специальном его значении, а в широком комплексном смысле, охватывающим весь цикл астрономо-геодезических, топографических, картографических и географических исследований, по материалам которых создается любая (всякая) карта.

Развитие картографии мыслилась Петром I как идущее не по путям голого практицизма, а по законам последних достижений науки того времени. Географической карте придается важное государственное значение, она оценивается как высшая культурная ценность с многообразными функциями в системе государственного механизма. Это хорошо сформулировал сам Петр в лично им написанном законе, прошедшим 12 редакций самого царя; — «Генеральном Регламенте 1720 года для 12 Государственных Коллегий /Министерств/…-того ради подлежит в каждой Коллегии иметь генеральные партикулярные ландкарты, которые по времени изготовлены быть имеют».(1)

Вместо прежнего монтирования материала по общим природным рубежам и грубой ориентировка по странам света требовалось покрыть страну сетью научно обоснованных опорных астрономических или геодезических пунктов, являющихся фундаментом карты и цементирующих производимые съемки в одно целое. (2) Надо было навсегда похоронить рукописную карту-унику, запретную для всех, кроме одиночных лиц; предотвратить неизбежную гибель этих материалов от всяких случайностей и преднамеренных действий; заменить их печатным изданием и сделать карты доступными для всякого человека.

Большое и важное дело Петра I затруднялось отсутствием людей сочувствовавших и помогающих этому, за исключением немногих просвещенных лиц того времени. Трагичность почти полного одиночества не может скрыть царь в одном из писем к своей жене: «Мы, слава Богу, здоровы, только зело тяжело жить, ибо я левшию не умею владеть, а в одной правой руке принужден держать шпагу и перо, а помощников сколько, сама знаешь». (3)

Основным вопросом была подготовка кадров: и посылали учиться за границу, приглашали иностранцев. Открыли 1-ю гражданскую школу _ «математических и навигационных наук», а через 10 лет была организована большая сеть цифирных школ по всей России. Срочность подготовки кадров привела к тому, что народное просвещение и образование получили характер гражданской повинности, по крайней мере, в отношении детей привилегированных сословий: дворян, духовенства и приказных чинов. О школе «математических и навигационных наук» можно говорить долго, хочется остановиться на одной детали: для разночинцев из народа выдавались деньги /»кормовые»/ 10 копеек в день, которые повышались в зависимости от успеваемости. По тому времени деньги были большие, т.к. давали возможность ученикам содержать не только себя, но и своих родителей.

Подготовка кадров

Чтобы подойти к вопросу о топографии и картографии Тверской губернии необходимо остановится на школе готовившей кадры – Сухаревская башня – это здание и занимала школа «математических и навигационных наук», т.е. мореходных наук учению». Она состояла в ведении Оружейной палаты — боярина Федора Алексеевича Головина. Возглавлял школу профессор математики Эбердинского университета в Шотландии Генрих Фарварсон (сам Петр пригласил) и 2 помощника (Стефан Гвын и Ричард Грейс) В 1711 году количество учащихся было максимально – 524 человека. И именно они (демократы из всех сословий) начали применять свои знания на практике. Учились 6 лет и 9 месяцев, а в зависимости от личности и усидчивости – от 4 лет до 11.

Вернемся к Тверскому краю. В 1703 году по «повелению» Петра I в Москве был отпечатан первый русский учебник по арифметике под заглавием «Арифметика, сиречь наука числительная». Автором учебника был Учитель Московской школы «математических и навигационных наук», Леонтий Филлипович Магницкий (с 1.11.1701 г.) Леонтий Филлипович был сыном крестьянина Патриаршей слободы /Житенный Осташковский монастырь/ (4). Источники называют датой смерти его 1739 год, но по данным И. Голубева (5)– 1742 год.

-2-

Под руководством преподавателей и учащихся, выпускники предваряли в жизнь знания, полученные в школе. Так по заданию Петра I, Фарварсон должен был разработать проект о проложении прямой линии новой «перспективной» дороги между Петербургом и Москвой. Проект потребовал проведения на месте изыскательских работ в виде съемки на основе магистрали и нивелирования трассы. Работы были выполнены к сроку – в 1706 году. Результаты работ были использованы И. Делилем при создании Академического атласа 1745 года. Имея определенный опыт геодезисты Сухаревской навигационной школы и Петербургской морской Академии по указу Анны Ивановны от 14. 3.1731 года приступили к съёмкам городов Москвы и Петербурга, Москва была закончена в 1739 году, а инструментальная съемка г. Петербурга была начата 9 июля 1737 года. Её возглавил лейб-гвардии капитан –поручик от бомбардир фон Зихейм, её выполняли учителя и геодезисты Морской Академии.

Следует отметить, что оба изданных плана этих городов являлись первыми в России точными планами городов, т.к. были созданы на основе точных /по тем временам/ геодезических наблюдений. Руководили этими работами в Москве инженер капитан Шпеерейтер, артиллерийской школы инженер Фран и Леонтий Магницкий. (6)

15. Одомер, начало XVIII века. 16. Астролябии, начало XVIII века.

Что касается отношения приглашенных иностранных специалистов, то наряду с талантливыми и добросовестными были и другие – например, приглашенным Петром I французский астроном Иосиф Делиль для организации работы Академии Наук. За 21 год /с 1726-1747 г.г./ подготовил только 2-х учеников: геодезистов Андрея Красильникова и Семена Попова, затратив с 1730 года на их обучение 1,5 года, тем более, что С. Попов умер в 1732 году. Показателен пример и использования родственных связей – сводный брат И. Делиля Людовик Круайер, человек сомнительной репутации, за 3 года работы определил всего 14 астропунктов. Если принять во внимание, что для 13 пунктов была определена лишь широта / по высоте солнца/ и времени на это необходимо от 1 до 5 дней — напрашивается вопрос. Погрешности доходили до 17', тогда как наши первые геодезисты-астрономы определяли широту с погрешностью 1'. И совсем некрасиво получалось с наблюдением долгот. Город Архангельск Круайер определил с ошибкой 1° 45', что выявилось позднее. Таким образом, город лег на Генеральную карту на 85 км западнее своего истинного положения. Это что – халатность или членовредительство государству? (7)

-3-

Первые государственные съемки 1715 – 1744 г.г.

Насколько успешно и в каких темпах протекали первые государственные съемки? Как новое большое предприятие, без непосредственного руководства на местах, а руководимое лишь из Петербургских инстанций, оно, естественно, имело длительный «пусковой» период, пока не стало

функционировать нормально. Из 190 уездов, подлежащих съемке, спустя 1,5 года после начала, т.е. в 1722 году, прислали ландкарты только 3 (Нижегородский, Елецкий и Ливневский). Сенат, обеспокоенный таким положением 31.07.1723 года делает по всем губерниям первый запрос о положении съемок и повторяет требование о высылке сделанных ландкарт в Сенат немедленно. (8)

К началу 1725 года Сенат имел карты на 30 уездов, но это было менее 1/6 всего количества необходимых ландкарт, что говорило о крайне медленных темпах работ. Какие же были количественные и качественные успехи работ? Как мы говорили, что каждый геодезист и топограф сам создавал для своей съемки математическое обоснование в виде каркаса широтных астрономических пунктов (без определения долгот). Пункты на местности не закреплялись, кроки в нашем понимании не составлялись, поэтому не сохранились для последующих съемок. Следует отметить удивительно добросовестную работу, а по тщательности и объему – уникальнейшую, П. Чичагова в Сибири. За 4 года он снял территорию по площади 8* 22° по широте и долготе, равную площади от мередиана Москвы до Урала (хребта) и от параллели Москвы до Ледовитого океана. (9)

Тверская провинция, входящая в тот период в Новгородскую губернию с её 6-ю уездами были сняты своевременно /к 1733 году//. Всего же было снято в Европейской России 164 уезда, в Сибири – 26. Как правило, масштаб съемок колебался от 10 верст до 15 верст (1:420 000 и до 1:630 000).

Строительство флота, инициированное Петром I, подтолкнуло к работам по съемкам лесных массивов с целью выявления «корабельных» лесов. Такие леса изымались из частных владений и на них составлялись особые ландкарты. Съемки велись крупного масштаба, детальные со схематичным показом рельефа. Они были использованы и при составлении «Атласа Российского» 1745 года. Работы велись в 31 губернии, к ним было прикреплено дополнительно 124 землемера. В Эрмитажном собрании сохранился редкий рукописный Атлас корабельных лесов 1782 года (собрание сводных лесных карт 14 губерний Европейской России, составленных с 1733 по 1781 г.г.). Интереснейший случай: в декабре 1747 года произошел большой пожар в здании Кунсткамеры, где помещался Географический Департамент. Погибли материалы большой ценности, но фонд рукописных карт XVIII столетия случайно сохранился и дошел до наших дней. В настоящее время отдел рукописей Библиотеки Академии Наук СССР в Ленинграде обладает богатой коллекцией из 63 рукописных ландкарт уездов первых петровских съемок. Они даже не публиковались. (10) Заканчивая обзор деятельности первых петровских геодезистов по созданию точной по тем временам общей карты государства, надо отметить, что результаты работ являются весьма хорошими, учитывая не многочисленность кадров, их первый опыт. Они честно и добросовестно выполнили большую работу Государственного значения.

-4-

Генеральное межевание 1765 – 1888 г.г.

Работы по генеральному межеванию заслуживают большого внимания, как давших обширный и ценный материал для картографии конца XVIII века. Это была большая (2-я) по объему и значению государственная топографическая работа сплошного, площадного характера, проведенная исключительно в ограждении интересов класса помещиков и дворян.

Предшественниками генерального межевания были петровское межевание Ингерманландии 1723 – 1726 г.г., Аннинское 1745 – 1751 г.г. и Елизаветинское 1752 – 1762 г.г. Причиной неудач этих межеваний было в юридической проверке по документам прав владельцев

на землю, фактической проверке границ в натуре и в конфискации земли, незаконно захваченной помещиками. При генеральном межевании собственнические интересы помещиков были удовлетворены, проверка юридических прав на землю отменена и все работы выразились в закреплении в натуре и в документах наличных землевладений хозяев. Поэтому работы были максимально поддержаны правящим классом.

Генеральное межевание 1765 – 1888 г.г. как государственная геодезическая работа имела целью не прямое картографирование страны и проведена не специальным геодезическим аппаратом, каким

являлся Географический Департамент Академии Наук. Эту работу проводила высшая государственная инстанция при Сенате. Цели, которые преследывала эта работа были:

1. Прекращение бесконечных земельных споров частных владельцев;

2. Определение и закрепление в натуре, а также на планах и в юридических документах границ земельных дач;

3. Учет государственного и частновладельческого земельного фонда. (11)

Генеральное межевание было открыто особым Манифестом от 19.09.1765 г. Съемочные работы, начатые в 1766 году в Московской губернии, закончились в 1888 году в Европейской России.

На основе полевых материалов составлялось: план каждой земельной дачи 100 сажен в дюйме (1:8 400), города же в масштабе 50 или 100 сажен в дюйме. Цель же сводных уездных планов ( в масштабе от 4 до 8 верст в дюйме — от 1:168 000 до 1:336 000) была чисто межевая, справочного характера, т.е. иметь на общеобзорной карте сводку или учет всех отмежеванных земель. Столь серьезная картографическая задача разрешалась примитивно – планы дач монтировались впритык /по естественным рубежам/, т.к. не имели опорных пунктов, не учитывалась сферичность земли.

В ЦГВИА, в его фонде Военно-учетного архива в Москве хранятся все рукописные губернские межевые Атласы (их число равно 31), в том числе: Тверского наместничества — №21004, Тверской губернии – 21005. Странно то, что Академия Наук так безучастно отнеслась к этому вопросу, т.к. без опорных пунктов эти съемки представляют лишь картинки.

И только когда к руководству межевым ведовством пришел граф Михаил Николаевич Муравьев /1796-1866 г.г./картографические работы в России «ожили». Около 7 лет, находясь на посту вице-председателя Русского географического общества /с1850 по 1857 г.г./, фактически его руководителя /председатель – лицо императорской фамилии /М.Н. Муравьев, совместив усилия 3-х ведомств: своего – межевого корпуса, военного – Военно-топографического Депо и научного – Географического общества, сумел организовать выпуск совершенно новой серии топографических карт. Формальное их название – «топографические межевые карты», в литературе их чаще называют «картами генерала Менде» или ещё короче «картами Менде».

Был создан комитет в составе: Струве В.Я.- председатель, генерал — адъютант Ф. Ф. Берг, генерал-квартирмейстер Главного Штаба и начальник КВТ – генерал – майор П.П. Тучков и сенатор М.Н. Муравьев – управляющий Межевым корпусом. Руководителем работ назначен Генер. Штаба генерал – майор А.И. Менде – бывший начальник съемки Западной Румынии и Восточной Македонии (1828 – 1830 г.г.)

-5-

Для обеспечения указанных работ директору ВТД представлены каталоги координат всех тригонометрических пунктов и листы 10-верстной карты Ф.Ф. Шуберта на территорию Тверской губернии. Это был первый опыт объединения всех картографических сил России /обратилось правительство в «глубинку» /. Были составлены специальные наставления и Руководства по съемкам, составлению карт и сбору сведений для экономических примечаний. Главная идея состояла в составлении карт, объединяющих в себе межевых и военно-топографических планов. В связи с тем, что триангуляционная сеть в губернии была весьма редкой, большая роль отводилась астрономическим опеделениям географических координат. Программу работ составили В.Я. Струве и его ученик Генерального Штаба полковник М.П. Вронченко – военный астроном. Астрономические пункты планировались определить во всех уездных городах, а также через каждые 50 км. (13) Наблюдения рекомендовались проводить по звездам. На основании выполненных в 1847 – 1866 г.г. полевых и картографических работ охвативших территорию России площадью 345 тысяч кв.верст были составлены Межевые Атласы 8-им её центральных губерний.

Издать же удалось (в виде атласов-папок). Карты только трех – Тверской, Рязанской и Тамбовской, К атласу Тверской губернии для Калязинского уезда издано и подробное межевое описание (14).

Исполнителями съемок были геодезисты – выпускники Морской Академии, армейские офицеры, владеющие методами топографических съемок, а затем землемеры, подготовленные в Константиновской землемерной школе, основанной в 1779 году и преобразованной позднее в Межевой институт. Но вернемся к ранее сказанному. Показательно название самого первого указа о начале этого грандиозного проекта, подписанного императором 12 августа 1847 г. – «О геодезических работах для составления атласа Российской империи» (ПСЗ-2, №21470а). Указом предлагалось генерал-майору А.И. Мендту немедленно приступить к производству работ, но «отнюдь не меняя юридических начал межевания, не возбуждая даже малейшего опасения обывателей». Возможно из-за этих опасений Указ №21470а малоизвестен, т.к. помещен не в соответствующий 1847 году том собрания законов империи, а опубликован лишь в 1855 году.

Эти карты 3-х губерний отличаются высокой полнотой содержания и отличным качеством многокрасочной печати. И только они содержат информацию о положении всех видов поземельных границ /для Генерального и Специального межеваний свои условные обозначения/. Межевой атлас лишь Тверской губернии имеет и планы всех уездных городов, их масштаб 1:21 000 с приложением подробных легенд и статистических таблиц. До сих пор карты Менде не имеют научных описаний и каталогов.

В первом собрании законов Российской империи имеется отдельный том – «Книга чертежей и рисунков» (СПб.; Тип. II-го отделения собств..е.и.в. канц., 1839, 416 с.) содержащая планы (одноцветные) 396 городов в масштабах от 1:8 400 до 1:25 200. В последующие годы законодательные планы городов публиковались в соответствующих томах ПСЗ по мере их утверждения. Перед вами план города Весьегонск Тверской губернии (утвержден 24 января 1863 г., ПСЗ-2, №39206) с предполагаемой к нему новою нарезкою для переселения жителей затопляемых кварталов. Цифрами обозначены: 1-застроенные кварталы, 2-не застроенные кварталы, 3-затопляемая местность с попыткой её ограничения прерывистыми линиями (но они не горизонтали). Большая часть «законодательных» карт изготовлены силами Корпуса гражданских топографов – одного из подразделений Министерства Государственных имуществ, созданного в 1838 году для межевания и оценки казенных земель (ПСЗ-2, №11031).

-6-

-7-

Топографические съемки XIX века.

В целях улучшения обеспечения обороны страны России, в 1822 году был образован корпус Военных топографов, при нем было учреждено 2-х классное училище с 2-х годичным обучением в каждом классе. Через 10 лет утвержден новый штат Корпуса численностью 70 офицеров и 456 топографов, основная нагрузка при выполнении съемок лежала на младшем составе.

Первая из больших топографических съемок была Виленская /1819 – 1829 в масштабе 1:21 000 (658 листов)/ под руководством Карла Ивановича Теннера, а в 1820 году начата топографическая съемка Петербургской губернии в масштабе 1:16 800 под руководством Федора Федоровича Шуберта. Для съемок использовали мензулу, алидаду с диоптрами или кипрегель-дальномер — высотомер выпуска 1868 года. С1870 года рельеф при съемках стали изображать горизонталями по высотным точкам.

38. Ф.И. Шуберт (1758-1825 г.г.) – астроном-геодезист

127. Кипрегель Шперлинга, Россия, 1866 г.

За 96 лет существования Корпуса Военных топографов (КВТ) было определено пунктов триангуляции I класса – 3650, 2-го – 63 763. Триангуляционные и топографические работы выполнялись в первую очередь на районы будущих театров военных действий, т.е. западное направление, южное – Кавказ /русско – турецкая война1828 – 1829 г.г.; Крымскя – 1853 – 1856 г.г.; русско – турецкая война 1877 – 1878 г.г./. Для примера карты 1:42 000 и 1:84 000, созданные в 1857 – 1868 г.г., выполненные Кавказским военно-топографическим отделом под руководством полковника И. И. Стебницкого

-8-

104. И.И. Стебницкий (1832-1897 г.г.) – военный геодезист, начальник ВТО, КВТ – 1885-1896 г.г.

служили для снабженияКрасной Армии, а некоторые легли в основу создания карт 1:100 000 во время Великой Отечественной войны 1941 – 1945 г.г.

Перед русско – японской войной /1904 – 1905 г.г./ значительная часть территории театра военных действий была обеспечена картами неудовлетворительного качества. Заблаговременно топографическими съемками территория Приморья не была покрыта, чаще всего это были глазомерные обозрения.

Генеральный штаб после русско – турецкой войны поставил вопрос о картографировании центральной части России, чтобы создать хорошую топографическую основу в масштабе 1:10 верст в дюйме. В 1863 по 1872 годы эти работы возглавлял Стрельбицкий Иван Афанасьевич, в то время старший адъютант 29 пехотной дивизии (1864 – 1865 г.г.), прикомандированный к ВТО Главного штаба (1865 – 1899 г.г.) Эти съемки покрыли всю центральную часть России, значительную часть Германии. Тверская губерния наконец-то получила хорошую топографическую карту в масштабе 1:420 000. (12)

Выполненная на основании современных требований к плановой основе, современными методами, грамотными офицерами – геодезистами и топографами, эти съемки стали наиболее значительным картографическим произведением 2-ой половины XIX века. На территории Тверской губернии она служила основой для дальнейшего обновления территории. На её основе мы видим обновления карты 1:200 000, используемые как Красной Армией в 20-х годах XX столетия и даже во время Второй Мировой войны.

Что же касается крупномасштабного картографирования Тверской губернии, то необходимо вспомнить итоги Генерального межевания. Русское Географическое Общество (РГО) в лице его члена учредителя академика В.Я. Струве – выступило с предложением о проведении работ по обновлению и созданию современной астономо-геодезической сети, что позволило бы обосновать материалы Генерального межевания.

-9-

Топографические съемки Тверской губернии после 1917 года.

По данным Военно — топографического отдела Главного управления Генерального штаба на январь 1918 года Корпус имел 732 человека личного состава, из них астрономов – 9, топографов – 314, геодезистов – 16 (14). На великом разломе истории многие офицеры Корпуса остались в стране, с народом: генерал – лейтенанты В.В. Витковский и Д.В. Сергиевский, профессор геодезического отделения Академии генерального Штаба, начальник КВТ – генерал – майор А.И. Аузан.

Здесь уместно Вам напомнить еще об одном топографе из «тверских» — Адрианове В.Н. /1875 – 1938 г.г./ . Он окончил Военно – топографическое училище в 1869 году, выполнял топографические работы на северо-западном пограничном пространстве, на территории Санкт-

Петербургской губернии и в Финляндии /1896 – 1905 г.г./. Длительное время, владея каллиграфическим подчерком и графикой, работал в картографическом отделении ВТО ГУ ГШ . /1905 – 1918 г.г./ Преподавал в 1917 году «графику и оформление карт» в Межевом институте. В 1918 году назначен начальником части по изданию карт Картографического отдела КВТ РККА и до 1921 года.

Владимир Николаевич, кстати, сконструировал войсковой компас – «компас Адрианова», в 1907 году, был редактором и издателем Топографического и геодезического журнала в 1910 по 1913 годы. Он автор центральной части государственного Герба СССР ( предложил серп и молот на фоне земного шара в 1923 году). После выхода в отставку работал художественным редактором 1-го Большого Советского Атласа Мира (1937 г.). Последние годы жил и трудился в г. Осташков, тогда еще Калининской области. Его именем названы после смерти в 1938 году переулок в г. Осташков (14. 9.1979 г.). Похоронен там же. Звание полковника присвоено в 1916 году.

Продолжим повествование о делах картографических. 1920 год для КВТ был годом перехода от срочных специальных заданий для обеспечения фронтов к более или менее систематическим работам в условиях, приближающихся к мирному времени. Части КВТ приступили к выполнению прерванных революцией съемок в масштабе 1:84 000 в Тверской, Смоленской и Новгородских губерниях. Условия были тяжелыми, не хватало приборного парка, продовольствия, личного состава. Работы могли затянуться на долгое время.

Насущные вопросы сокращения сроков съемок привели к созданию в ВТУ Всеросийского штаба аэрофотограмметрического отделения. В числе первых топографов были (этого отделения) В.А. Баринов, впоследствии виднейший ученый, изобревший стереокомпаратор, А.В. Петров.

В августе 1917 года аэрофотоотделение получило первое задание – выполнить с помощью 36-го авиаотряда под командованием Комаровского первую аэрофотосъемку в картографических целях на полигоне под Тверью и по полученным снимкам составить фотопланы в масштабе 1:21 000 для изготовления топокарты. АФС полигона и трассы Тверь –Клин выполнил В.А. Баринов, помогал ему летчик Татаров (15). Раньше этот тандем работал и на германском фронте.

При АФС полигона было получено 127 аэрофотоснимков в масштабах от 1:5 700 до 1:11 400, покрывших 107 кв. верст. При фотографировании трассы — 71 снимок в масштабе 1:5 700 на территорию 27 кв. верст. В результате обработки АФС были составлены 2 фотоплана в масштабе 1:21 000 (250 саженей в дюйме) и 1:8 400 (100 саженей в дюйме). АФС дешифрировали в поле, контуры вычерчивали тушью, после чего фотоизображение удаляли отбеливанием. Затем их сравнивали с инструментальной съемкой. При сравнении выяснилось, что по точности фотопланы оказались несколько хуже мензульной съемки, но содержали больше подробностей, что облегчало ориентирование на местности.

Полученные результаты АФС под Тверью в 1919 году позволили сделать следующие выводы:

· АФС при условии совершенствования может быть основным средством для картографирования страны. Для её быстрейшего применения необходимо применить к изготовлению аэросъемочной аппаратуры /аэрофотоаппаратуры/ и фотоматериалов, обеспечивающих повышение качества аэроснимков;

· Для исправления устаревших карт аэроснимки являются наиболее ценным материалом. Даже при обработке применявшимся в то время способом / контура переносили пропорциональным циркулем/, аэроснимок мог конкурировать с инструментальной рекогносцировкой как по точности, так и по производительности труда;

-10-

· Для обработки аэроснимков и составления фотопланов необходимо срочно приобрести фотограмметрическое оборудование. Необходимо также форсировать разработку теории аэрофототопографии, практику освоения аэрофототопографической съемки и подготовку специальных кадров – фотограмметристов. Сегодня это мы видим сполна.

-11-

Вопросы топографических съемок с 1930-х годов мы рассмотрим отдельно.

-12-

Список используемой литературы

1. Генеральный Регламент Государственных Коллегий от 28.11.1720 г. Глава 48: «О ландкартах или чертежах государства».

2. Фель С.Е., Картография России XVIII века, Издательство геодезической литературы, М., 1960, стр.7.

3. Фель С.Е., Картография России XVIII века, Издательство геодезическо й литературы, М., 1960, стр.8.

4. Фонд Осташковского Житенного монастыря, дело №2, лист 134.

5. «Математика в школе», 1948, №6, стр.26-28.

6. Фель С.Е., Картография России XVIII века, Издательство геодезической литературы, М., 1960, стр.18.

7. Фель С.Е., Картография России XVIII века, Издательство геодезической литературы, М., 1960, стр.25.

8. ЦКАДА, Ф. 248 (сената), кн. №1/1201, №19.

9. Фель С.Е., Картография России XVIII века, Издательство геодезической литературы, М., 1960, стр.97.

10. Фель С.Е., Картография России XVIII века, Издательство геодезической литературы, М., 1960, стр.99.

11. Фель С.Е., Картография России XVIII века, Издательство геодезической литературы, М., 1960, стр.210.

12. Глушков В.В., История военной картографии в России XVIII века-начало XX в., М., 2007, стр.136.

13. Глушков В.В., История военной картографии в России XVIII века-начало XX в., М., 2007, стр.327.

14. Ежемесячник корпуса военных топографов, 1918, №2, стр.21.

15. Кудрявцев М.К., О картографировании территории СССР, Недра, М., 1974.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

14