Меню
12+

«Весьегонская жизнь», общественно-политическая газета Весьегонского муниципального округа Тверской области

10.05.2016 14:37 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 18 от 06.05.2016 г.

Земля любит коллективный труд

Автор: В. Смирнов

Наверное, первым в России вопрос об организации коллективного труда

в деревне поставил задолго до Советской власти Александр Николаевич Энгельгардт, человек удивительной судьбы, прекрасный артиллерийский офицер, профессор Петербургского земледельческого института, вошедший в историю агрономии как выдающийся хозяин-практик сельскохозяйственной науки, как один из первых русских агрохимиков, а в историю литературы — как автор знаменитых 12 писем «Из деревни». Тонкий и умный наблюдатель, Энгельгардт чувствовал, что будущее принадлежит не таким хозяйствам, как его: «Разделение земель на небольшие участки для частного пользования, размещение на этих участках отдельных землевладельцев, живших своими домами и обрабатывающих каждый отдельный свой участок, есть бессмыслица в хозяйственном отношении… Хозяйство может истинно прогрессировать новые методы, когда земля находится в общем пользовании и обрабатывается сообща….».

Энгельгардт задумал поставить образцовое хозяйство, когда деревня носила ещё на себе черты крепостничества.

«Я, — писал Александр Николаевич, — веря в русского человека, убежден, что это так и будет, что мы, русские, именно совершим великое деяние, введем новые способы хозяйствования».

Пройдёт три десятка лет, и в 1907 году уже немолодой офицер, старший врач крейсера «Варяг» М.Н. Храбростин организует в тверской глухомани сельскохозяйственную коммуну, в двух верстах от хутора моего деда.

Это сейчас как-то принято с легкой руки реформаторов превозносить кулаков как истинных хозяев и кормильцев народа. В те годы все было далеко не совсем так. В уезде нищенствовала тысяча детей, а 650 девочек вместо школы жили в няньках за кусок хлеба.

Тверской губернатор князь Н.Д. Голицын, выступая на земском собрании, говорил: «Крестьянская семья не пошлет своих голодных детей в школу питаться пищей духовной; нет, она пошлет своих детей просить милостыню…».

Кулак — мельник Кожевников свел раньше времени Храбростина в могилу. Коммуна распалась, но за восемь лет своего существования она была, как кость в горле богатеев: так бессовестно грабить батраков они уже не могли, а хорошо организованный труд коммунаров ежегодно давал ощутимые результаты. Желающих вступить в коммуну было всё больше и больше. То, что коллективизация в нашей стране была проведена с большими нарушениями, неоправданными человеческими жертвами, не дает права сейчас так относиться к колхозам и совхозам. Их растащили и уничтожили в масштабах страны, и вот результат — нас кто-то кормит, и без этого мы уже не можем.

И, что интересно, развалились коллективные хозяйства, а их руководители себя чувствовали недосягаемыми для правосудия, с низкой и несвоевременной зарплатой некоторые из них смогли сделать солидные личные приобретения. Значит, кому-то это было нужно. Земельный пай, «как и «чубайсовский» ваучер, оказался лишь приманкой к развалу общественного труда в деревне. Там, где у оставшихся хозяйств есть надежные спонсоры, они прекрасно уживаются с капитализмом. У кого их нет — трудно, но надо держаться. У фермера-одиночки нет перспективы, он живёт одним днём, ему очень трудно. И помощь ждать неоткуда…. А ведь ещё помещик Энгельгардт предупреждал…. Не поверили.

В. Смирнов,

агроном, бывший директор совхоза

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

83