Меню
12+

«Весьегонская жизнь», общественно-политическая газета Весьегонского муниципального округа Тверской области

06.11.2014 14:39 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 43 от 05.11.2014 г.

Главный гидрограф страны

Автор: В. Воробьев

Функции и задачи гидрографической службы остаются в основном неизменными с глубокой древности до наших дней. Меняются типы плавсредств, совершенствуются при-боры и методы, но по-прежнему в центре внимания гидрографов остаются вопросы нави-гации и гидрографии, гидрометеорологии и топогеодезии.

В России гидрографическая служба всегда замыкалась на Военно-морской флот, и морские офицеры составляли её основу. Ими описаны акватории и побережья не только нашей страны, но и большой части Мирового океана, составлены подробные и точные карты и атласы, даны названия тысячам объектов.
В 1940—1947 годах Гидрографическое управление Военно-морского флота СССР воз-главлял наш земляк контр-адмирал Яков Яковлевич Лапушкин. Семья жила на хуторе Дуброва нынешнего Весьегонского района Тверской области, в красивых местах на правобережье тихой и чистой реки Кесьмы. Отец, Яков Тимофеевич, молодым парнем уехал в Петербург, где работал на судостроительном заводе, в советское время стал Героем Труда, вырос до начальника цеха по производству свинцового проката и меди для оборонной промышленности. В Петербурге 7 ноября 1904 года и родился Яков Яковлевич Лапушкин.
Детские годы он провёл на родине родителей, окончил в 1918 году Весьегонскую тру-довую школу, несколько лет жил в деревне Ещево и работал секретарём Телятинского во-лостного комитета бедноты и волостного комитета комсомола. У нас нет сведений о том, когда Яков Яковлевич приезжал в родные края впоследствии, но наверняка он бывал здесь, тем более что отец, выйдя на пенсию, переехал из Ленинграда в Ещево и жил там до самой смерти.
Яков Яковлевич с 1921 года связал свою жизнь с флотом, поступив в Училище ко-мандного состава флота в Петрограде (бывший Морской кадетский корпус, впоследствии Высшее военно-морское училище им. М.В. Фрунзе). Слушатели несли службу на учебном судне «Океан», построенном на немецкой верфи в Киле как специализированное судно для обучения личного состава машинистов и кочегаров российского флота. В 1922 году его переименовали в «Комсомолец», а в 1924 году он и крейсер «Аврора» со слушателями на борту совершили первый дальний поход по маршруту Кронштадт—Берген—Мурманск—Архангельск—Тронхейм—Кронштадт.
По окончании училища Лапушкин несколько лет ходил штурманом на эсминцах Мор-ских сил Балтийского моря, окончил Курсы совершенствования командного состава и Во-енно-морскую академию им. К.Е. Ворошилова.
Весной 1932 года были образованы Морские силы Дальнего Востока, и их флагман-ским штурманом назначен 27-летний капитан 2-го ранга Яков Лапушкин. Несмотря на мо-лодость, он имел прекрасное образование и большой опыт морской службы. Буквально сразу началось строительство баз и укреплений на морском побережье, флот интенсивно пополнялся новыми кораблями и подводными лодками, формировались боевые службы береговой обороны и многое другое.
Интересно, что рекогносцировка побережья для выбора пунктов базирования проводи-лась лично командующим Михаилом Викторовым и флагманским штурманом Яковом Ла-пушкиным со сторожевого корабля «Красный вымпел», где чуть ранее вахтенным началь-ником служил земляк Лапушкина офицер Сергей Воробьёв, уроженец деревни Батеевки Весьегонского района, будущий контр-адмирал и командующий Волжской военной флотилией в годы войны.
В 1935 году правительство СССР приняло решение о переименовании Морских сил Дальнего Востока в Тихоокеанский флот. Флагманский штурман Лапушкин получил в Кремле из рук «всесоюзного старосты» Калинина орден Красной Звезды.
Автономными походами подводных лодок были заложены основы непрерывного несе-ния боевой службы на отдалённых морских рубежах. Тогда же начались первые переходы кораблей из Кронштадта во Владивосток Северным морским путём. Первыми их выполни-ли эсминцы «Войков» и «Сталин», за ними проследовали гидрографические суда «Океан», «Охотск» и «Камчадал».
В должности флагманского штурмана отряда кораблей Лапушкин участвовал в 1938 году в переходе гидрографических судов «Полярный» и «Партизан» из Кронштадта во Владивосток через Плимут, Бостон, Панамский канал, Сан-Франциско. Это был первый в советский период большой океанский поход, порученный молодым офицерам. Несмотря на отсутствие на кораблях радиолокации, была достигнута высокая точность кораблевождения, и решающая роль в этом принадлежала нашему земляку.
В 1939 году Лапушкина назначили начальником Гидрографического управления Воен-но-морского флота СССР, а 4 июня 1940 года в числе первых ему было присвоено звание контр-адмирала. В период Великой Отечественной войны под его руководством была вы-полнена огромная и ответственная работа по навигационно-гидрографическому обеспече-нию действий наших военных флотов и флотилий. Лапушкин часто бывал не-посредственно на кораблях, оперативно получавших все необходимые карты, руководства и пособия, средства гидрографическо-штурманской техники и специального навигационного оборудования. За участие в обеспечении Новороссийской десантной опе-рации в ноябре 1943 года Яков Яковлевич был награждён полководческим орденом Нахимова 1-й степени № 63. Среди его боевых наград военного времени также — орден Отечественной войны 1-й степени и два ордена Красного Знамени.
После Победы Лапушкин продолжал служить в высокой должности начальника Гидрографического управления ВМФ СССР, стал членом Научно-технического комитета ВМФ, заместителем ответственного редактора по навигационно-оперативному тому Главной редакции «Морского атласа».
Но в 1947 году спецслужбы по личному заказу Сталина сфабриковали так называемое «адмиральское дело». Была арестована по обвинению в измене Родине вся верхушка нашего морского командования: адмиралы Николай Кузнецов, Лев Галлер, Василий Алафузов и Георгий Степанов.
Во время следствия по «адмиральскому делу» Лапушкину была поручена экспертиза технической и картографической документации, и он показал в официальном заключении, что торпеда и карты, передача которых союзникам вменялась в вину адмиралам, не явля-лись секретными. Это не устроило следователей, они не приобщили подписанный им акт к делу, а выводы стали основанием для ареста самого Лапушкина.
Приведём сведения о процессе над нашим земляком по книге Вячеслава Звягинцева «Трибунал для флагманов» (2008). В ожидании суда Лапушкин провёл в заключении четы-ре года. Доказательств для осуждения оказалось недостаточно, и тогда добавили политическую статью. Обвинительное заключение было утверждено лишь в феврале 1952 года, и в нём говорилось:
«Следствием по делу установлено, что Лапушкин в период Отечественной войны, бу-дучи начальником Гидрографического управления ВМС, в ущерб обороноспособности Советского Союза организовал широкий обмен гидрографическими изданиями СССР с США и другими капиталистическими странами. В результате преступной деятельности Лапушкина были переданы США и Англии в полных коллекциях почти все карты изданий по каталогу 1943 года. Заведомо зная заинтересованность американской разведки в картах Северного морского пути и морей, омывающих дальневосточные берега СССР, Лапушкин, несмотря на это, передал США в полных коллекциях, за некоторым исключением, карты указанных морских театров.
Установлено также, что Лапушкин морально разложился, на протяжении ряда лет вёл антисоветскую агитацию, среди офицеров распространял антисоветскую клевету в отно-шении советской прессы и колхозов…»
Дело рассматривалось в закрытом судебном заседании Военной коллегии Верховного суда СССР 24 апреля 1952 года. В протоколе зафиксированы аргументированные возраже-ния Лапушкина по всем пунктам обвинения:
«— во-первых, речь идёт о картах и изданиях общего пользования, которые не являются секретными;
— во-вторых, весь обмен производился через органы Разведывательного управления и с ведома и санкции морского Генштаба;
— в-третьих, я категорически утверждаю, что практического ущерба не было вовсе;
— в-четвёртых, в обвинительном заключении ничего не говорится о том, что же полу-чено нами в результате этого обмена. А получено немало».
Судьи вынуждены были переквалифицировать обвинения Лапушкина с измены Родине на превышение власти (неслыханный для того времени случай!). Правда, статья о контрреволюционной пропаганде и агитации осталась, да и сам он не полностью отрицал такую вину. Отвечая на вопросы, он пояснил, что «во всех наших газетах пишут одно и то же, и поэтому назвал печать унифицированной», допускал осуждение указов Президиума Верховного совета СССР об упразднении наркомата ВМФ и о назначении военным министром Булганина; «пьянки и случаи нетактичного поведения имели место. Все антисоветские высказывания были мной допущены в нетрезвом виде».
По совокупности преступлений, применяя принцип поглощения наказаний, Военная коллегия определила Лапушкину 10 лет лишения свободы в исправительно-трудовом лагере, с конфискацией имущества и последующим поражением его в политических правах сроком на 5 лет. На основании секретного постановления правительства от 2 октября 1952 года он был лишён воинского звания контр-адмирала и наград.
Но 22 июля 1953 года, после смерти Сталина и расстрела Берии, ещё до рассмотрения прокурорского протеста по делу Лапушкин был освобождён из-под стражи, а 28 июля полностью реабилитирован. Ему вернули воинское звание контр-адмирала и боевые награды, а в 1954 году за заслуги в повышении обороноспособности СССР и в связи с 50-летием он был награждён орденом Ленина и Золотым оружием — кортиком.
Яков Яковлевич вернулся в Гидрографическое управление ВМФ, где возглавил работы по составлению и изданию «Морского атласа» и 23-томного труда «Курс кораблевожде-ния», разработанного по его инициативе.
Историографы отечественной штурманской службы пишут об этом капитальном науч-ном труде: «Развитие новых технических средств навигации и разработка методики их ис-пользования, новые требования к повышенной точности кораблевождения поставили на очередь и вопрос создания нового пособия для штурманов, построенного на единой мето-дологической основе, взамен начавших терять своё значение разрозненных пособий по навигации, лоции, мореходной астрономии, маневрированию и описанию отдельных море-ходных приборов». Эту задачу успешно решил коллектив авторов под руководством контр-адмирала Якова Лапушкина. Наш земляк также принимал участие в подготовке и издании целого ряда книг по штурманской тематике. Одновременно он редактировал «Записки по гидрографии» — уникальный журнал, основанный ещё в 1842 году и являющийся одним из старейших научных изданий нашей страны.
Яков Яковлевич Лапушкин скончался 16 сентября 1968 года в Ленинграде. Его именем названа одна из улиц города Весьегонска.

Вячеслав Воробьёв,
профессор Государственной академии славянской культуры

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

613