Меню
12+

«Весьегонская жизнь», общественно-политическая газета Весьегонского муниципального округа Тверской области

27.08.2013 15:57 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 34 от 27.08.2013 г.

Проблемы Рыбинского водохранилища: взгляд "понаехавшего москаля"

Автор: А. Смулов
Рыбинское водохранилище создано в период 1935-1947 гг. на трех основных реках: Волге, Шексне, Мологе и расположено в трех областях: Вологодской, Тверской и Ярославской. Зеркало водоема — 4580 кв. км (при этом около половины площади является мелководьем, а почти 20% — с глубинами до 2 м), при средней глубине, равной 5,5 м, местами глубины достигают 25-30 м, его емкость — около 25,5 куб. км. Водохранилище должно было решить проблемы судоходства, рыболовства, энергообеспечения и промышленного развития.

Присвоенное водохранилищу название «Рыбинское море» подчеркивает стремление человека переделать на свой лад созданное Творцом. Рыбинское море должно было стать самым большим по площади рукотворным (искусственным) водоемом в мире, показать могущество советского человека (атеиста) в его победах над природой. Как обычно, в гордыне своей, человек пытался сделать «башню высотой до небес», и вновь имеет «то, что вышло» — «терния и волчцы». По оценке В. Лукьяненко, высказанной в его статье «Время собирать камни»: «море получилось мелким, с нелепой конфигурацией и злым характером (очень часто штормит)».

В первоначальном плане строительства Рыбинской ГЭС уровень воды должен был достигать лишь 98 м над уровнем моря, что не затрагивало ни города Мологу и Весьегонск, ни десятки сел и сотни деревень. Однако реализация лозунга: «Коммунизм — это есть советская власть плюс электрификация всей страны», видимо, стала важнее жизни тысяч и тысяч людей. В борьбе за увеличение мощности станции с 200 до 330 МВт (ныне — 346 МВт), проектный нормальный подпорный уровень (НПУ) водохранилища был доведен до 102 м. Эти-то четыре метра и решили человеческие судьбы.

Больше всего пострадала Ярославская земля, потерявшая свою восьмую часть. Потеряны были далеко не пустыни, но: 80 тыс. га пойменных заливных лугов с «альпийской» травой, 70 тыс. га качественно возделанных пашен и более 30 тыс. га высокопродуктивных пастбищ, которые обеспечивали производство молочных продуктов, соизмеримое с сегодняшним производством этих продуктов в Голландии и Франции. Под воду ушло 250 тыс. га лесов, изобилующих дичью, грибами и ягодами, выручавших местное население в трудные годы. Затопленными оказались нерестилища и привычные пойменные места обитания рыб, что привело к резкому снижению численности пород рыб – с 38 до 25 (после длительной акклиматизации это число восстановлено до 37, но частью отличных от ранее обитавших). К тому надо добавить и потери, понесенные от строительства и ввода в эксплуатацию Углического гидроузла (например, в Калязинском и Кашинском районах Тверской обл.).

В общей сложности было затоплено: г. Молога Ярославской обл. (полностью), г. Весьегонск Тверской обл. (на три четверти), около полусотни сел и фабричных поселков, более 750 деревень. Под воду ушли православные святыни: 6 монастырей (включая Мологский Афанасьевский — XIV в., Леушинский Иоанно-Предтеченский и Югскую Дорофееву пустынь — жемчужину Ярославской епархии), более 50 храмов (в том числе, упоминаемые в древних русских летописях), сотни кладбищ, культурно-исторические ценности XII в. — село Борисоглеб (Холопий Городок) и др.

Принудительно и преждевременно (начиная с 1935-36 гг.) в экстренном порядке было выселено более 150 тыс. коренных жителей, потерявших почти 31 тыс. действующих хозяйств, включая 4 тыс. хозяйств, попавших в зону подтопления.

События, произошедшие в 40-х годах XX в., — неизмеримая людская трагедия, колоссальный экономический урон, нанесенный всему сельскому хозяйству региона, действия человека, направленные против Бога.

Вопрос о судьбе водохранилища поднимался не раз. Наиболее остро он встал по истечению 50-летнего проектно-гарантийного срока и поставил классический русский вопрос: «Что делать?». На сегодня неизвестно, был ли, в период строительства и заполнения водоема, разработан какой-либо план действий государства по прошествии обозначенного гарантийного срока эксплуатации. С высокой степенью вероятности можно утверждать, что в те годы, впрочем, как  в абсолютно подавляющем числе случаев, и сегодня, этим вопросом просто не задавались. В итоге, около 20 лет назад, животрепещущий вопрос был «спущен на тормозах» для решения будущими поколениями россиян.

Второй, по уровню остроты, момент наступил сегодня, когда после более 70-ти лет эксплуатации мощностей Рыбинского моря и кратного возрастания числа техногенных катастроф, вновь совершенно не ясно: что ждать от инженерных сооружений и в каком направлении следует двигаться для предотвращения возможных необратимых последствий потенциально-ожидаемых аварий. Мнения специалистов и чиновников разделились. Первые предупреждают о грозящей опасности, вторые полагают, что оснований для беспокойства нет.

Разрешением крайне сложной дилеммы задались инициативные граждане России, услышанные и поддержанные Общественной палатой Российской Федерации.

12 февраля с.г. в г. Рыбинске состоялись очередные слушания Общественной палаты РФ по проблемам Рыбинского водохранилища.

На слушаниях присутствовали: «понаехавшие москали», в том числе ученые разных отраслей отечественной науки; некоторые представители общественных организаций Рыбинска, Ярославля и отдельных районов области; представители Русской Православной Церкви; уважаемые горожане. К сожалению, несмотря на то, что время и место слушаний были определены заранее, широкое оповещение о них пострадало, и ожидаемого весомого представительства заинтересованных рыбинцев и ярославцев не наблюдалось. Изначально на обсуждение были поставлены три варианта рассмотрения судьбы водохранилища: 1. «слить» до исходного состояния; 2. оставить все, как есть; 3. понизить уровень водоема на некоторую величину. В ходе дискуссии на приоритетное место вышло третье предложение, оно по большей части и обсуждалось. Что, конечно же, не отвергает возможности продолжения дискуссии по двум другим направлениям, по которым возможна организация отдельных слушаний в защиту альтернативных позиций.

В выступлениях прозвучало предложение о понижении уровня водохранилища на 4 (четыре) метра. Резонный вопрос: почему именно на четыре?

Позволю высказать личное мнение:

- отметка в 98 метров  соответствует первоначальному проекту, поэтому для анализа такого шага должна быть в наличии вся проектно-сметная, технико-технологическая и прочая документации, разработанная надлежащим образом;

- решение о подъеме воды до отметки 102 м, справедливо названной «критической точкой», принималось, по существу, в экстренном порядке, в поиске экономических и, полагаю, политических, выгод предвоенного периода времени;

- «отход» воды на четыре метра позволяет вернуть и со временем восстановить (огромными трудами православных верующих людей и людей к ним примкнувших) большинство затопленных и затронутых водами Рыбинского водохранилища  русских святынь и культурно-исторических памятников;

- медленное (поэтапное, «пометровое») уменьшение уровня водохранилища позволяет осознать происходящее, оценить наблюдаемые последствия, сократить вероятность развития событий по непредвиденному сценарию, сверить «план с фактом», провести дополнительные анализ и расчеты в процессе исполнения принятых решений и скорректировать первоначальный план в зависимости от возникших обстоятельств; равномернее распределить потребные людские и финансово-материальные ресурсы во времени. При доказанной необходимости, возможно приостановить процесс на потребное время или остановить его для переоценки ценностей.

И все же  частное объяснение автора о «4-х метрах»  есть лишь один из вариантов ответов на поставленный вопрос и не есть решение существующего «букета» проблем. Решения могут быть и иные. Предстоит еще фундаментальный труд для нахождения наилучшего из них.

Часть официальной и неофициальной (в кулуарах) дискуссии проходила на эмоциональном уровне. Звучали мнения по представленному проекту возрождения г. Мологи: не хотим восстанавливать город как «Новые Васюки» и проектов таких рассматривать не надо. Ржавые решетки ограждения могил и упавшие надгробные памятники, обнажающиеся во время значительного снижения уровня воды, нет нужды беспокоить. Денежные затраты на реализацию решений могут оказаться огромными (и в любом случае обязательно окажутся таковыми — А.С.). Нет людей для возрождения края. Ученые не дают нам верной информации. Мы — коренные жители, нам и так хорошо. И так далее.

«Масла в огонь» дискуссии подлило краткое обсуждение предложения компетентной организации по подъему уровня Чебоксарского водохранилища до отметки в 68 м. Здесь тоже встает вопрос об угрозе затопления православных святынь, катастрофических для экологии и местного населения последствиях ухода под зеркало воды значительных техногенно-загрязненных территорий. Проблема, которая, по-видимому, также должна рассматриваться в увязке с решением «рыбинских» проблем.

Звучали и многие другие мнения, подчас «нервнопаралитического» действия.

Как справиться? Ответ может быть только один: всем миром!

А. Смулов, 

преподаватель  Православного  Свято-Троицкого гуманитарного университета, г. Москва

 

(Окончание в следующем номере)

 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

561