Меню
12+

«Весьегонская жизнь», общественно-политическая газета Весьегонского муниципального округа Тверской области

22.01.2013 10:51 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 3 от 22.01.2013 г.

ИЗ ИСТОРИИ СМИ ВЕСЬЕГОНСКОГО РАЙОНА

Автор: А. КОНДРАШОВ
(Продолжение. Начало в № 1) 3. А.И. ТОДОРСКИЙ Учитывая значение А.И. Тодорского в создании первых весьегонских газет и в обновлении типографии, расскажу об этом человеке несколько подробней.

А.И. Тодорский родился 1(13) сентября 1894г. в селе Тухани Весьегонского уезда, но родиной своей всегда считал село Деледино, куда вскоре после его рождения переехали родители. Здесь и прошло детство Александра. Отец его, Иван Федосеевич, был сельским священником, мать, Евлампия Павловна, учительницей.
Начальное образование А.И. Тодорский получил в Делединской сельской (земской) школе. После её окончания отец определил сына в духовное училище в г. Красный Холм, затем – учеба в Тверской духовной семинарии (3 курса). Но Тодорский не захотел посвятить свою жизнь служению Богу. Он оставил семинарию навсегда. К этому времени (весне 1911г.) на страницах Тверского журнала «К свету» появилось стихотворение Тодорского, периодически стали печататься его очерки. Александр устроился на работу писцом в Тверской окружной суд, а затем в петербургское издательство «Благо». В столице он становится слушателем курсов «Общество для распространения коммерческих знаний». Но и это учебное заведение ему закончить не удалось.
1 августа 1914 года Германия объявила войну России. В патриотическом порыве Тодорский добровольцем («охотником», по терминологии того времени) ушел в действующую армию и поступил в 295-й пехотный Свирский полк. С октября 1914 года учился в школе прапорщиков в Орониенбауме. Через три месяца учебы, в начале 1915г., прапорщик Тодорский был направлен на фронт и стал младшим офицером одной из рот 24-го Сибирского полка. В марте 1916г. он производится в подпоручики, месяц спустя – в поручики, в сентябре того же года становится штабс-капитаном, в июне 1917г. – капитаном. Боевые качества и способности Тодорского были высоко оценены командованием, удостоившим его шести орденов.
После Февральской революции (6 мая) солдаты избрали Тодорского председателем полкового комитета, после Октября – полковым комиссаром, а 26 ноября его назначили на должность командира корпуса. 5-й Сибирский корпус как «самостоятельная частица Российской советской республики» просуществовал до середины марта 1918г. и был ликвидирован после оккупации Украины войсками Австро-Венгрии и Германии.
В начале апреля 1918 года А.И. Тодорский вернулся на родину в Весьегонский уезд. Родители проживали в то время в с. Лекма, где отец служил священником в церкви. «20 апреля, как позднее вспоминал Александр Иванович, — я пошел в Весьегонский Совет и попросил поручить мне любую работу. А перед тем, как дать мне ответ, председатель уисполкома Г.П. Степанов созвал совещание, чтобы решить, как быть со мной – сыном священника, капитаном царской армии. … И вынесли товарищи из уисполкома такое решение: «Если этот выходец из мелкобуржуазной среды пришел к нам с нечистыми намерениями, мы всегда успеем его расстрелять; попробуем его на самой неотложной работе…»
Александр Иванович с радостью и большим жаром принялся в Весьегонске за новое дело. А начинать приходилось с нуля. В предыдущей статье (ВЖ № 1) уже говорилось о том, как в короткий период удалось наладить выпуск нескольких уездных газет, переоснастить и начать работу типографии.
Тодорский проявил себя не только талантливым журналистом, прекрасным издателем, но и активным пропагандистом новых коммунистических начал жизни. Он был прирожденным публицистом-агитатором. Его статьи, обзоры, заметки и стихотворения, памфлеты отличала страстность и глубокое убеждение, а живой образный язык доходил и до малограмотного человека.
Прошло совсем немного времени, как Тодорский стал работать в Совете, но он вошел в жизнь советского Весьегонска естественно и необходимо. Александр Иванович обладал государственным умом, широким кругозором, был разносторонне эрудированным.
Под пером талантливого публициста, к годовщине Октябрьской революции в 1918 году родился не сухой отчет, а первая по всей Советской республике книга «Год – с винтовкой и плугом». Она очень заинтересовала В.И. Ленина, и он оставил её в своей кремлёвской библиотеке, назвал замечательной и советовал познакомить с ней как можно большее число рабочих и крестьян. Семь раз ссылался руководитель Советского государства на «весьегонский образец» социалистического строительства, в том числе и в политическом отчёте ЦКРКП(б) XI съезду партии 27 марта 1922 года.
16 апреля 1919г. А.И. Тодорский назначается ответственным редактором «Известий Тверского Губернского исполнительного комитета». Сообщение о решении губкома партии было опубликовано в газете «Красный Весьегонск». Оно завершалось словами: «Местная организация коммунистов и уездный исполком, отпуская тов. Тодорского, знают, что, неутомимый, честный и дельный партийный работник он будет полезен на новом, еще более ответственном посту».
Но в Твери он почему-то не прижился, пробыв там около месяца, 15 мая 1919г. А.И. Тодорский вновь был назначен редактором «Красного Весьегонска» и кооптирован в члены Весьегонского уисполкома. 10 августа опубликована его последняя статья перед отъездом на Южный фронт. Только через 40 лет ему удалось вновь побывать в Весьегонске.
4. ИНТЕРВЬЮ С А.И. ГУРЕВИЧЕМ
В 90-е годы прошлого века я познакомился с известным советским разведчиком Анатолием Марковичем Гуревичем, хорошо знавшим А.И. Тодорского. В одну из встреч наша беседа началась о земляке, военоначальнике, писателе и публицисте.
- Анатолий Маркович, как и где Вы познакомились с А.И. Тодорским?
- Это было в Москве, в середине 30-х годов на квартире моего дяди (начальника санитарного управления Красной Армии). Тодорский в то время был начальником академии имени Жуковского. Затем последовали встречи в Горьком, уже в пятидесятые годы в камере, где было около ста человек заключенных. Здесь, будучи соседом, он много мне рассказал.
- Что Вас в нем поразило?
- В первую очередь его образованность, высокая культура (в тех условиях), большой ум, порядочность, естественность, отсутствие всякой рисовки.
- Что он говорил о репрессиях?
- Он считал их чудовищной ошибкой. Но будучи ближайшим другом и соратником М.А. Тухачевского (автором книг и статей о нем), понимал, что его они обойти не могли.
- Некоторые авторы писали, что А.И. Тодорский выжил в лагере благодаря своему умению приспосабливаться.
- Это не так. Мы встречались с ним еще в Воркуте. И я хочу с полной ответственностью сказать: он пользовался колоссальным авторитетом как среди заключенных, так и среди администрации лагеря. Кстати, в Воркуте он был начальником пошивной мастерской.
- Как сложились в дальнейшем Ваши отношения?
- В начале 60-х годов у гостиницы «Метрополь» встречаю пожилого мужчину с молодой интересной женщиной. Это был Тодорский со своей дочерью, которую он безумно любил. Встретились, поговорили.
- Он что-нибудь вспоминал о Весьегонске?
- Да, и неоднократно. Он рассказывал мне и о своих первых книгах, написанных в Весьегонске, которые, кстати, он мне подарил. «Год — с винтовкой и плугом», «Черные страницы весьегонской истории».
- Не было ли у него и у Вас обиды на власть, на Сталина?
- Нет, он вел себя в этом отношении очень достойно. И это нас спасло.
Супруга, Лидия Васильевна, добавила еще, что если бы так было, то его давно не было бы в живых. Как у многих военных, у него была мысль, что это политика К.Е. Ворошилова (наркома обороны) из чувства тщеславия и зависти к образованности.
- Почему А.И. Тодорский, капитан, командир пятого Сибирского корпуса в последний период мировой войны на Юго-Западном фронте перешел к большевикам? Ведь и в Весьегонске при приеме его на работу в апреле 1918 года один из членом исполкома сказал, что «мы всегда успеем тебя расстрелять».
- Он часто говорил, почему многие офицеры старой армии перешли служить Советской власти. Надоела расхлябанность, беспорядок и анархия. Почувствовал нашу твердую власть. Кроме того, лозунги Мира и земли тоже подействовали.
Биография Тодорского полна роковых поворотов.
Большевик с 1918 года, талантливый литератор, редактор, красный командарм, устанавливающий Советскую власть в Фергане и Закавказье, начальник и комиссар Военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского, в 1938 году он был репрессирован, отсидел в ГУЛАГе до середины пятидесятых, стал героем хрущевской оттепели.
Его статьи, памфлеты, книги и сегодня читаются с интересом, как образец партийной агитационной литературы.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

219